Книга Марии Воеводиной «Магия мягкой бани. Путеводитель в мир тепла для всей семьи» – настоящая находка как для опытных любителей бани, так и для новичков. Но на самом деле, темы, затронутые в этой книги намного глубже. Мария по образованию дипломат. И это только один из неожиданных поворотов сюжета. Мария много путешествует, изучает традиции разных культур. О чём подробно рассказала нам в интервью.

Вояж (В): Традиционно мы задаем первый вопрос про отношение к путешествиям. В вашем случае, в любви к поездкам можно не сомневаться. Но вы можете рассказать пять самых ярких впечатлений от поездок.

Мария Воеводина (М.В.): Да, путешествия — это любовь. Потому что чем дальше уезжаю, тем ближе к себе становлюсь по возвращении. Потому что там, в неизведанном, из знакомого есть только я. И приходится учиться опираться на себя, находить опору внутри. Выращивать внутреннюю любящую маму.

Первое впечатление — наша с сестрой поездка на Андаманские острова. Они принадлежат Индии, но географически это почти что Таиланд. Начнём с того, что плыли мы туда на большущем пароме, в котором было более 2000-х человек индийцев и две европейского вида девушки — мы с сестрой. И на всех всего три каюты — по 700 человек в каждой. В середине путешествия случился Новый 2010-й год. И с курантами все запрыгнули в сухие бассейны на палубе и стали там танцевать. Но самое интересное случалось днём. Мы как раз до этого жили в ашраме, занимались там йогой. И у нас были ежедневные практики. И вот по несколько раз в день мы садились в позу лотоса, закрывали глаза, выполняли различные дыхательные упражнения, медитировали. А, возвращаясь в реальность, обнаруживали себя в плотном кольце любопытных глаз. Забавно, что йога изначально — это вообще-то индийская история. Но в мире так всё переменилось, что европейцы интересуются йогой больше, чем сами индийцы.
Второе яркое впечатление — снорклинг, по-русски — плаванье с ластами. Решили мы с сестрой поплавать вокруг острова, посмотреть на рыб. С нами был один немец. Вдруг совсем рядом образовался акулий плавник. Мы все втроём очень испугались, и немец сказал: каждый спасает себя сам и быстро-быстро уплыл. И мы с сестрой изо всех сил поплыли к берегу, но друг дружку не бросили. Забавность ситуации в том, что потом мы узнали, что акул там много, и они совсем не опасные — маленькие. Но плавник-то у них настоящий!
Третья история произошла в Непале, в Гималаях. У меня был День рождения, и очень хотелось полетать на параплане. А в тех краях желания очень быстро иногда исполняются. И вот стоим мы с сестрой ночью, кругом звёзды. И я говорю мечтательно: вот бы сейчас кто-нибудь к нам подошёл и пригласил полетать. Проходит ровно 10 секунд. Распахиваются двери какого-то заведения, оттуда буквально выпрыгивает девушка из Чехии, с которой мы познакомились на тех самых Андаманских островах три недели назад, и говорит: девчонки, а хотите, завтра полетаем? И уже с утра мы кружили прямо над Гималаями, вместе с орлами. В невероятной красоте и благодарности.
Четвёртое приключение — поездка в Барселону и по её окрестностям. Мы путешествовали вдвоём с сыном, в том числе — автостопом. Возможно, это было не очень честно, потому что останавливалась буквально каждая первая машина, когда я поднимала руку. И все спрашивали, чем помочь. Жили мы в семьях по каучсёрфингу.
Однажды поселились в Кадакасе, на крутом склоне над морем, прямо напротив дома Сальвадора Дали. Днём плавали в бассейне в тени оливковых деревьев и любовались белоснежными яхтами внизу. Красиво.
Пятое — наше рок-н-ролльное путешествие на микроавтобусе по Европе. Мы с сыном и его папой поехали в тур с металлистами. Попали в настоящее роуд-муви, можно сказать. Месяц гастролей, почти 30 концертов в разных городах, в 10 странах Европы. Но самое замечательное — это то, что по вечерам были концерты (папа сына — музыкант и был в составе группы), а вот днём — я брала интервью у домашних акушерок по своему профессиональному интересу, посещала родильные центры. Получилось совместить приятное с приятным и полезное с полезным. Очень классно ровном время. В Берлине рассекали на велосипеде-тандеме прямо втроём, всей семьёй. Влюбились в этот город и в Европу в целом.


В:  Вы написали книгу «Магия мягкой бани». Вы выбрали темой своей книги именно русскую баню. А какие виды бань и парилок вы успели проинспектировать перед тем как остановить свой выбор именно на русской парной?
М.В.: Русская парная — это золотая серединка. На этой шкале с одной стороны влажный хамам, который работает, как ингаляция, и поэтому просто необходим для жителей пустынь, но не особо нужен для остальных. А с другой — суховоздушная комната, которую ошибочно повелось называть финской сауной, на что финны неизменно обижаются. Потому что вообще-то традиционная финская баня мало чем отличается от русской, и тоже достаточно влажная. И это полезно. А вот чтобы прогреться в сухом воздухе «финской сауны», без добавления влаги — приходится задирать температуру до невероятных цифр, и тело обжигается, терпит. И это не про удовольствие, не про здоровье. Скорее, про слабо — кто кого пересидит. И облегчение наступает не в
процессе, а по окончании этих пыток. А есть ещё индийская паровая бочка, похожая на нашу кедровую. Мне понравилось в Швейцарии в ночном бассейне внутри старинного дома. И в Хельсинки — в бане Loyly, где можно круглый год купаться в Заливе в центре города.

 


В: У многих баня ассоциируется с мужской компанией (мы с друзьями 31 декабря ходим в баню), но вы сделали акцент на бани для всей семьи, на традиционных женских банных ритуалах. Подходят ли ваши рекомендации для мужчин или это только для девочек Я обучаю женщин парить своих подруг, детей, а также мужа. И когда муж пробует традиционное мягкое парение — он влюбляется в такую баню. Ведь мужчины часто напряжены работой, а чем сильнее напряжение, тем мягче и бережнее требуется подход. Кроме того, самые уважаемые именитые парильщики проповедуют именно мягкую баню. Потому что если тело прогревать постепенно, мягко — оно впускает в себя тепло и прогревается насквозь. А если слишком жарко, то прогревается лишь кожа. Причём перегревается, о чём свидетельствуют красные пятна.
В.: По образованию, вы дипломат, помогает ли это вам во время путешествий, в общении с людьми?
М.В.: Да, знание нескольких языков — это очень здорово. Причём даже английский в каждой стране свой. В Индии, например, именно благодаря английскому люди из разных регионов понимают друг друга. В университете я училась на кафедре европейских исследований, писала дипломную работу о менталитете испанцев. И когда мы с сыном жили в Испании, это, конечно, очень пригодилось. Хотя в Барселоне говорят на
каталонском, и это уже другая история. Когда я училась в школе, мы путешествовали по Америке, проехали через несколько штатов, были в Лас-Вегасе, в лодочном походе по Грин-Ривер, в штате Колорадо. И я уже тогда влюбилась в мир, в путешествия. Ещё раньше я жила по обмену в Норвегии. А ещё мы часто ездили в Финляндию, живя в Питере. Там я начала ходить босиком по снегу. С тех пор люблю это дело.


В.: Вы стали настоящим популяризатором русской банной традиции в мире, расскажите, в каких странах интерес к нашей банной традиции особенно острый, а в каких она так и не завоевала популярность?
М.В.: Во-первых, везде, где есть русские. А это сейчас буквально весь мир. Они скучают по бане. И стараются стоить парные везде, где возможно. Во-вторых, как ни странно, в странах с тёплым климатом в зимний сезон. Дома плохо отапливаются, и когда люди прикасаются к русской бане, они уже не могут это развидеть. Хотят греться. Кроме того, у меня есть приятель из Японии. Так вот он обожает русскую баню и популяризирует её у себя родине. Примечательно, что русская баня есть даже на Бали.
В.: Собираетесь ли вы писать еще книги, если да, то о чем они будут?

М.В.: У меня написана ещё одна книга — в ней небольшие рассказы, в том числе — о моих путешествиях. Надеюсь, она будет издана. Потому что мой опыт может вдохновить на поездки тех, кто пока не решается. Хочется верить. Что пандемия отступит, и мир снова станет открытым и дружелюбным.

Путеводитель в мир тепла